ВНИМАНИЕ!

В Забайкальском краевом комитете КПРФ сменился номер телефона.

Вы можете позвонить нам по следующим номерам:

8 (3022) 21-71-66,

8 (3022) 36-54-44

ТЕЛЕФОН ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ Забайкальского краевого комитета КПРФ

8-800-3022-114

Звонки для всех абонентов БЕСПЛАТНЫЕ

Счетчик посещаемости

Рейтинг@Mail.ru

Официальный сайт ЦК КПРФ

Маккавеевский ЗАСТЕНОК

Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 

В период временного падения советской власти в Забайкалье атаман Семенов как бы в отместку революционному казачеству в станице расположил карателей, которых поддерживали купцы и кулаки. Не найти во всем Забайкалье другого места так густо оплетенного воспоминаниями о невероятных нечеловеческих кошмарах, чем Маккавеево. Здесь был главный застенок забайкальского собирателя «единой неделимой России» атамана Семенова. Никто не может точно сосчитать, сколько тысяч живых людей было превращено здесь в изрубленные куски мяса и обгорелые кости, разбросанные вокруг села по сопкам и перелескам.

Живые свидетели того страшенного времени, маккавеевцы, вспоминают, что у них брали под-воды, заставляли местных жителей по ночам десятками вывозить изуродованные трупы за село, а утром приходилось оскабливать телеги от облепившей их крови. Каждую ночь пылали около села костры, от которых таежный ветер нес удушливый запах горелого мяса. Зимой каждый день приходилось прорубать новую прорубь на Ингоде, потому что вчерашняя к утру бывала доверху забита трупами.

В Маккавеево разместился карательный отряд в составе 1-й и 2-й батарей особого Маньчжурского полка, который пришел в село в августе 1918 года. Каратели разместились по квартирам, заняли маленькую школу под казарму, в доме купца Китаевича расположился «полевой суд» в составе командира отряда немца полковника Тирбоха, командира 1-й батареи полковника Кострова, полковника Попова и поручика Москалёва, который, пожалуй, был самый жестокий, и других. На станции, в зале первого класса поместилась гауптвахта «Губа», управляемая комендантом станции немцем-капитаном Грант. Из Читы и других мест Забайкалья почти ежедневно приходили броневики под страшными названиями “Мститель”, “Храбрый”, “Справедливый”, “Истребитель”, “Грозный”, которые доставляли и выбрасывали связанный живой «груз» для «мясорубки». В пакгаузе, в так называемом «Мертвом тупике» пороли плетьми и шомполами наиболее легко заподозренных. Избитых до бессознания, полураздетых, связанных веревками или проволокой людей наваливали десятками на телеги, а зимой – на сани и везли за три километра в село на «суд». Суд был скорый: вечно пьяный полковник Попов подписывал не читая приговор и начинала работать «мясорубка» - так прозвали маккавеевцы баню во дворе дома Китаевича, из которой каждый день неслись нечеловеческие крики, изредка кончавшиеся выстрелами. Что делали там палачи, до каких пределов исступленного безумия доходили – почти никто не видел, но по утрам наряженные крестьянские подводы вывозили оттуда не трупы, а крошево из отдельных кусков человечины, часто с полосами копоти от свечей или покрытые громадными пузырями ожогов. Иногда такие куски жгли в топке печи и по селу плыл чад горелого мяса. Из бани был один выход для попавшихся туда – в прорубь или на костер в лесу.

Иногда палачи развлекались стрельбой. Зимой туда попали партизаны Михаил Андреевич Мосалов из Александровки и девять других. Соседи Алексей и Виктор Баранов, чинившие однажды крышу, видели как из бани выносили обреченных одного за другим на снег, а есаул Иванов, отойдя шагов на 20, неторопливо перезаряжая наган, расстреливал полумертвых от пыток людей. А через полчаса еще шевелившимися телами была доверху забита очередная прорубь.

Жестокая расправа была учинена над М.А. Мосаловым. После пыток ему живому вспороли живот и вытягивали кишки. На Маккавеевском озере, которое называли Безымянным или Диким, ставили зимние аллеи из «статуй» товарищей, приводимых на это озеро. Людей полураздетыми ставили в определенном порядке на лед и обливали водой до тех пор, пока они не замерзали. Особенно жестоко палачи расправились с Бирмаумом (настоящая фамилия Неррис), солдатом, бросившим бомбу в Чите в атамана Семенова. Бирмаума вместе с пятью товарищами жестоко избивали, выводили голыми на мороз. Перед казнью один из палачей, семеновский офицер Маньковский, приказав держать Бирмаума, снял с него скальп, после чего он был разрублен на части.

Иван Павлович Маккавеев рассказывает: «Рубили во дворе, где жил капитан Попов. Делали это, конечно, ночью… Тех, кого рубили, когда они умирали увозили на Ингоду и опускали в прорубь или увозили в сопки и бросали на съедение волкам. Расстреливали редко, жалели патроны, рубкой прямо увлекались».

В застенке применяли и «стрижки волос» - головы обреченных обливались керосином и поджигались. По заданию полковника Попова за одну ночь были отрублены на мясном чурбане головы 17 обреченных. Доброволец Мельков, ежедневно «работавший на мясорубке», ходил в полушубке с рукавами и полами, покрытыми кровавой коркой. Возвращаясь ночью на квартиру, он спокойно садился ужинать, берясь за хлеб руками, сплошь покрытыми свежей кровью.

Когда стали подвозить обреченных на смерть в таком количестве, что «мясорубка» не успевала справляться, перешли к другому способу. Стали по несколько десятков выводить за село и расстреливать залпами. Тут же на месте складывали огромные костры из заготовленных дров, трупы и раненых поливали керосином и жгли.

О массовых расстрелах свидетельствует телеграмма Семенова, поступившая в Маккавеево из Читы: «Полковнику Тирбах. 15 июля 1919 г. В связи с событиями на Забайкальском фронте сегодня ночью будут расстреляны все большевики Читинской тюрьмы. Прикажите в указанном Вам месте, Маккавеевском и Туринском разъездах, рыть большие могилы. Привезены будут ночью. Расстрел производить офицерам из пулеметов. Конвоировать будут юнкера. Необходимо войти в связь с генералом Лихачевым. Атаман Семенов».

Иногда не выдерживали и сами солдаты-палачи. Трое моло-дых солдат из с. Улеты, служившие в Маккавеево в саперной роте, убежали домой. Солдат вернули, где их пытали, а после пыток, в Сочельник, 24 декабря, на сопку Исусиху потянулась целая процессия. Придя на место, беглецов заставили распилить и расколоть приготовленные бревна, сложить костер, а затем оставили их около костра. Перед ними выстроились шеренгой человек 20 солдат, выбранных из обеих батарей и саперной роты, все были односельчане. Сзади улетовцев «на всякий случай» встала шеренга с пулеметом. Грянул нестройный залп улетовцев по своим братьям, а через некоторое время к селу потянулась густая полоса черного дыма.

Этот день переполнил напряжение, нависшее над селом кошмара. Среди солдат пошли глухие разговоры. Прапорщик Скворцов сказал однажды: «Мы и до своих добрались». А фельдшер Моисей Николаевич Гурулев, на вопрос фельдфебеля: «Почему он без погон», - ответил: «За наши дела эти самые погоны нам скоро гвоздями к плечам прибивать будут». Он, как сочувствующий большевикам, был повешен в Сухой пади на березе. Командир саперной роты, капитан Зайцев, придя на офицерское собрание, сказал: «Что же мы делаем, до каких же пор будем крошить людей как капусту». Во время новогоднего праздника, когда к нему бросились, чтобы схватить, он выстрелил в себя. А казначей отряда поручик Веревкин приказал нагрузить несколько подвод оружием, обмундированием и продуктами, и отвезти все ночью в село Новотроицкое для формирования там отряда партизан. Он и сам вскоре бежал туда, но был в пути убит бандитами.

До октября 1920 года продолжала свою работу «мясорубка», где по неточным данным было замучено пять тысяч советских людей. Им выкалывали глаза, пороли, били раскаленными шомполами, обрезали уши, носы, скальпировали, загоняли под почти подковные гвозди, рубили и развешивали внутренности и части тела, сжигали живыми, расстреливали, топили в реке и т.д.

В Маккавеевском застенке были сожжены живыми командир Аргунского полка, затем Даурского фронта Фрол Емельянович Балябин, его брат Семен, Георгий Богомягков, Иван Кириллов, замучены командир Аргунского полка Василий Афанасьевич Бронников, учитель Таубе, был изрублен командир 2-го Аргунского полка З. Метелица. Бывшего прапорщика старой армии Карандаева, пришедшего на службу Советской власти, семеновские каратели облили керосином и подожгли.

Здесь находился и Иван Афанасьевич Бутин. В начале 1919 года в г. Благовещенске Бутин был выдан провокатором и попал в лапы белогвардейцев. В благовещенской тюрьме он сидел под фамилией Ивана Николаевича Николаева (со слов партизана М.Н. Атавина). Бутин стойко не признавался в своей личности. Не добившись признания, его перевели в камеру-одиночку, а через месяц увезли в Маккавеево, а позднее в Читинскую тюрьму. В июне 1919 года конвой, присланный с семеновского броневика, взял на расстрел 40 человек. В этой партии увели и Бутина. В своем предсмертном письме от 16 июня 1919 года Бутин писал: «Милые, дорогие, все мои родные и товарищи! Вне всякого сомнения сегодня я буду убит без всякого «суда и следствия», по-видимому, даже военно-полевой «суд» для меня в Чите не назначен. Ну, что же? Прощайте, прощайте, милые. Конец. Я совершенно спокоен. Смотрю в последний раз на заходящее солнце и благословляю жизнь; да даже эту кошмарную жизнь этого времени. Знаю, глубоко верю, что она будет такой же яркой и светлой, как это солнышко. Завещаю всем не грустить обо мне, а мужественно бороться до заветного конца. Весь Ваш, Иван».

Победа Советской Армии и партизан избавила население Забайкалья от кошмаров, учинивших интервентами и белогвардейцами. Советский народ свято чтит память погибших борцов за Советскую власть. В 1957 году к 40-ой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции на месте Маккавеевского застенка (бани Китаевича) в память борцов за свободу сооружен четырехгранный обелиск, оканчивающийся на вершине металлической звездой. На памятнике имеются металлические доски с надписями. На одной из них слова из предсмертного завещания И.А. Бутина: «Завещаю всем не грустить по мне, и мужественно бороться до заветного конца, обнимаю всех и крепко целую. Весь Ваш, Иван. 16 июня 1919 г.». Другая надпись гласит: «5000 забитым насмерть, зарубленным, сожженным, утопленным и расстрелянным семеновцами в Маккавеево в 1918-1920 гг. Лучшим пролетариям и трудовым крестьянам посвящается этот памятник. Память об ушедших от нас будет навсегда сохранена, как о преданных большевиках, верных сынах Советского народа».

 

ЗА КПРФ!!!

Edit

Amount of short articles:

Amount of articles links:

You can order sections with dragging on list bellow:

  • ЗА КПРФ!!!
Сохранить
Отмена
Reset